здоровье самопознание поведение успех жизнь знание личность идеал способности гармония


«Прοславление дисциплины» ... На обратном пути как раз перед домом Эпонины, едва в поселок хлынул искусственный свет, они столкнулись с Тиассо, поинтересовавшейся, что это они делают снаружи в столь неподходящее время.
«Секрет»... — Когда кончите радоваться, — сказал Гибсон, который наблюдал с интересом, но не все понимал, — может, вы изложите мне в нескольких отточенных фразах, как вы проделали этот фокус?




Исправление прошлого и исцеление будущего с помощью практики восстановления души


Классический вопрос в этом смысле: «Кто я?». Затем вы спрашиваете: «А кто задает этот вопрос?» На третьей стадии вы начинаете ощущать, что Бог действует через вас, а на четвертой понимаете, что вас больше нет — есть только Бог.
 
 В путешествии на пятый уровень вы можете обрести свое первоначальное «я», а также увидеть, кем станете после смерти. Это «я» может оказывать на вашу судьбу большее влияние, чём родители и гены, извлекая мудрость из вашей вневременной памяти и позволяя выбирать лучший вариант судьбы из бессчетного числа возможных судеб. Только человек способен на это, потому что наш мозг достаточно развит, чтобы выйти за пределы времени. Ваше первоначальное «я» помнит, кем вы были в предыдущих воплощениях, ему известны все пережитые вами истории. Оно также знает, что, несмотря на весь опыт, полученный вами в прошлых жизнях, в действительности вы не являетесь ни одним из этих людей. Вы — нечто большее. Вы — Бог, который рядится в ваши одежды.
 
 Шаманы отправляются на пятый уровень Верхнего мира, чтобы проконсультироваться с Небесными Целителями и попросить у них помощи в обретении судьбы.
 
 Таким же образом они выведут вас из плена вашей генетики, личных и наследственных историй, а также последствий психологических травм, пережитых в детстве, и влияния вашей культуры.


  < < < <     > > > >  

Метки: здоровье поведение способности идеал

Читайте также:


Бросьте привычку умирать. Наука о вечной жизни.
Неведомое путешествие за пределы последнего табу